Прядко елена познакомлюсь с парнем

▀ Давайте познакомимся! :) (Анкета) | МЫ ТАКИЕ ЖЕ, КАК ВСЕ!!!! | ВКонтакте

прядко елена познакомлюсь с парнем

Елена 2. 37 3. Весы. 4. Симферополь пока С конца Июля переезжаю в Светловодск 5. Кто хочет,познакомится с парнем инвалидом из Казахстана? Пишите через Снежана Прядко 21 сен в 1. Прошёл ещё год. Я считаю убытки: упущено Счастье (хоть были попытки); — две новых морщинки; — и прядка седая (но прядку закрашу — её не. Ищу Прядко Любовь Николаевну . Я Ищу: Краскович Елена г.р. .. запала у меня в сердце что я уже не сплю 4 ночь познакомится я с ней не успел» Киеве на площади я познакомилась с парнем, Плаксой Николаем .

Мои волосы, подарок предков, абсолютно самостоятельные существа и живут собственной, отдельной от меня, жизнью. Сколько раз я пыталась их отрезать, но они не давались и вырывали ножницы из рук.

Это просто божья кара какая-то. Мои многочисленные тетки и бабки на мои попытки только посмеивались. Их волосы могли бы шлейфом подметать пол, если б, конечно, лежали спокойно. Можно сказать, мне повезло. У меня они всего до середины бедра. Но самое замечательное свойство моих волос в том, что они просто обожают доводить хозяйку до белого коления.

Знают, ведь, что я просыпаюсь рывком. И пусть остальные считают меня ненормальной, но я знаю — они разумны. И делают это специально. Возможно, переняли мой характер. Хотя, о чем это я? Я ведь самая милая, добрая и любящая!

прядко елена познакомлюсь с парнем

Вот и сейчас, когда я стою перед зеркалом и недовольно смотрю на свое собственное кислое лицо, волосы в беспорядке плывут где-то над головой. Медуза Горгона, честное слово! Я с сожалением поглядела на расческу — не стоит даже пытаться пустить ее в ход. Эту простую истину я поняла уже после третьей сотни выломанных зубцов.

Похоже, у моих волос аллергия на этот предмет личной гигиены. И когда им надоест? Я вдохнула свежий воздух из распахнутого окна и начала одеваться.

прядко елена познакомлюсь с парнем

Все-таки эта птичка сделала свое черное. Со скрипом, но все равно! Даже очередная свара родственником меня не разбудила, а какая-то пакостница… Поди ж ты! Солнце только выползло, смущенно высовываясь из-за снежных пиков Черных гор. В комнате было довольно сумеречно — еще не скоро по стенам, а потом и по полу поползет желтый прямоугольник света. Единственное окно в моей комнате выходят на север.

Но я не жалуюсь. Мне это даже нравится. Можно спокойно спать до обеда — солнце не бьет в. В нашем родовом замке Эл Тайн вообще-то всегда темно. Далеко не все коридоры освещены магическими огнями, а уж про обычные свечи да факелы и говорить нечего. С одной стороны, хорошо когда у тебя много родственников. Но вот к проблеме жилья… Просто ужас. Особенно, если родственников ТАК. Тут не деревню, город строить надо бы! Но пострили ужасный, громоздкий, огромный замок.

Чтоб из образа не выбиваться. Его так и назвали — Черный. Название чересчур откровенное, не спорю, но ничего не поделаешь. Основатель рода, Т" трих Эл Тайн, видимо, часто пребывал в лирическом настроении. Решил создать собственную семейную гильдию чернокнижников — вот вам Черный замок и такая слава, что при одном упоминании нашего второго имени у людей да и у нелюдей тоже начинается истерика.

Вообще, наш замок, это не только огромная крепость, но и три-четыре длины в радиусе собственно земли. А потом десять длин незаселенной зоны. И это не считая Черных гор — на них вообще никто никогда не жил, а потому народ уже давно приписал их к нашим владениям. А вы попробуйте найти дураков, которые поселятся под боком целой семейки магов крови народ думает, вурдалаков.

А что там за горами — не знаю, никогда не. Да и никто не. Кроме Кота, разве. Но дядя очень скуп на рассказы о своем путешествии, так что ничего интересного я у него так и не выпытала. Кот — это мой старый и добрый друг, больше напоминающий непоседливую сороку, если честно, но упорно называющийся только этим именем.

Но я не против — в какой-то мере оно ему подходит. Кто, кроме этого таинственного зверя может питаться одной сметаной, запивая сливками? Я бы точно не смогла. Да и цвет волос у него очень уж кошачий. Даже не цвет, а оттенок. Такой ярко рыжий, в желтизну, какой только у кошек и бывает.

Я оделась в черные штаны, такого же цвета просторную блузу, с пыхтением натянула сапоги. Нет, у меня не траур, хотя в нашей семейке каждый день можно считать поминками.

Просто черный — наш фамильный цвет. Да, и к тому же, он мне очень идет. Во всяком случае, больше всех остальных цветов. А так, тора с два бы я его одела! Насвистывая что-то легкомысленное и разглядывая потолок, я спустилась. Слишком уж привычными за двадцать лет стали эти стены.

А потолок… На потолок я смотрела очень редко, так что последние две недели я только на него и смотрю. Пытаюсь разнообразить свою жизнь, так сказать. Особенно везет, если в углу сидит не виданный мною ранее паук.

Тогда заботы на целый день: Но на такое везение я не очень надеюсь. Пауки благодаря моему планомерному геноциду и молитвам Феоны в Черном замке встречаются крайне редко.

Аккомпанементом моему музыкальному свисту служили раскатистые голоса родственников. Опять чего-то не поделили! Небось, последнего черного барашка.

Эх, жаль, оценить мое творчество некому! Кот смотался куда-то и обещал вернуться не раньше через два дня. Так что предстоит мне еще один скучный день. Даже поболтать не с кем. Славэк, и тот в лаборатории закрылся и видеть никого не желает. Изобрататель, так его разтак. Последние десять ступеней я преодолела трусцой и, резко свернув за угол, попыталась боком обогнуть возникшее у меня на пути препятствие. Да потому, что когда я уже уверилась в успехе этого предприятия, меня резко дернуло назад, и я стукнулась подбородком так, что едва не откусила язык.

Как же я без него, без языка то есть, буду произносить ритуальные речи? У моего папани три жены. И все они примерно одного возраста. Так что мы с Харитой сверстницы и терпеть друг друга не можем. Моя драгоценная сестренка на самом деле избалованная маленькая дрянь. Меня она, как, впрочем, и я ее, ненавидит. Говорит, что за пакости и лицемерие. Ха, нашла в чем обвинять! Да это — лучшие качества, которые только могут быть у потомственного Эл Тайн! Но мои волосы думают по-другому.

Стоит мне приблизиться к сестренке, как они норовят как можно крепче вцепиться в. Но не для того, чтобы задушить, как я втуне надеялась. Тогда можно было все списать на несчастный случай. Я продолжала стоять и нагло улыбаться. Меня грела мысль о том, что моему подбородку ничего не стало, кость все-таки, а Харита теперь будет ходить со здоровенным синяком часа два.

Наверное, моя улыбка была чересчур счастливой, потому сестренка как-то спала с лица и кинулась к ближайшему зеркалу. Ну а я, не будь дурой, поспешила убраться подальше. И уже входя в столовую, я с все той же улыбкой слушала, как замечательно в ссору старичков вплетаются вопли сестренки. Ничего, пусть связки тренирует, ей полезно. Как метко однажды оговорился Кот: Так продолжаться не может!

Я побросала в тарелку всякой ерунды с общего стола и устроилась в уголке. Да… Дядюшка Мерк как всегда неподражаем. Вы все просто жирные индюки! Неужели так тяжело было поймать какого-то мальчишку?!?!

М-м-м… А рагу сегодня особенно удалось. Мясо прямо тает на языке! Жаль только, что специй маловато. И это ты отвечаешь за безопасность! То, что это сделали так поздно — твое упущение! А вот безе я никогда не любила. Не нравилось оно мне почему-то. Как будто вату ешь, честное слово. Но от клубничного я не смогла отказаться. Редко когда можно достать эту ягоду не в сезон — слишком она прихотлива, да портится.

Разве что под стазисным заклинанием держать, что наши и делают. Вообще, клубника — самый вкусный продукт. И почему его так не любит Харита? Клубнику не любить невозможно! Обычно всякие вкусности на праздник делают, может, действительно у кого-нибудь День Рождения сегодня? Эх, собираюсь все составить список дат рождения всех родственников чтоб в просак, как это обычно со мной бывает, не попадать, да все руки не доходят. Этим сегодня и займусь! Все равно делать нечего. Да мне почти литр пришлось потратить на его поимку!

И это после того, как он уложил Сорта одним ударом! Мои челюсти на миг прекратили жевательную работу, а потом взялись за перемалывание пищи с удвоенной скоростью. Одного из сильнейших колдунов в Семье? Одним ударом уложил бугая Сорта? Этого безмозглого дурня, который переламывает хребет быку одним ударом?

Что за монстра они поймали? Если бы мои уши могли шевелиться, они бы сейчас выровнялись строго в сторону кучки родственников. Компенсирует ли прибыль риск? Очкарик и жуткий зануда в седьмом колене. Он мне… А, не помню, кем он мне приходиться! Все равно я его называю по имени. Альтернативой его смерти является огромный нерастраченный потенциал магии. Облицовка стен давно нуждается в обновлении!

Терпеть ее не могу! Эма только заскрежетала зубами. Теперь он не достанется ей. Я быстро дожевала и, не показав вида что хоть как-то заинтересовалась разговором старших, вышла вон. Он не достанется.

Потому что он достанется. И я не допущу таких издевательств над живым существом, каким бы монстром он не. Я чуть не расхохоталась, но все равно старательно поскребла по углам своей души. Но ничего не обнаружила. Просто у всех, всех, даже у этой никчемной Хариты давно есть слуга.

Раб, исполнитель, коврик для ног — это кому как нравится. А у меня —. Папаня говорот, мол, нечего баловать. Вот бы заполучить того, о ком сейчас судачит весь замок! То-то у Хариты глаза на лоб вылезут. Именно с такими мыслями я прокралась к "жутко тайной" и "никому неизвестной" двери. Сняла с храпящего охранника ключи, которые всегда были самой обычной формальностью, и осторожно спустилась в подземелье — не встретить бы кого! Наши камеры могли бы напугать любого, кроме члена Семьи. Лично я в пять лет играла здесь в прятки со Славэком и Аланом.

А крыс бояться нечего, их все равно у нас. А разве подземелье без крыс — страх? Темное помещение, грязь и паутина, шебуршание мерзких тварей, капанье воды с потолка — красота!

Ловким движением вскрыла замок, распахнула дверь… и замерла. Глаза смерили пленника с головы до ног, а лицо само по себе скривилось в скептически-разочарованную гримасу. Может, я камерой ошиблась? Я с надеждой звглянула в другие камеры, но, увы, больше никого не обнаружила. В общем подземелье уже давно не было заключенных. Я, конечно, знала, что мои родственника сплошь паранойики, но не до такой же степени! Ну, ладно, чего уж. Хотя Харита меня засмеет… Я наклонилась вперед и с любопытством начала разглядывать парня.

Грязь и ссадины настолько изменили лицо, что какие-либо черты различить невозможно. Может, он молодец красоты неписанной? Тогда еще не все потеряно. Все-таки, не надо стоя погружаться в нирвану. Так задумаешься, и не заметишь что-нибудь важное. Оказалось, что пленник был в сознании. Я встретилась взглядом со странно блеснувшими в темноте серыми, нет, зелеными, нет, синими… а, тор с ними, глазми и… легонько шлепнула по волосам, с любопытством тянущиеся. Любопытные локоны взбрыкнули, залепив мне.

Доктор языкознания Иван Иванович Ужов первым подал реплику: Младший Ужов, Василий Иванович, хотел было, по обыкновению, задать какой-нибудь вопрос учёным родителям, ну, например, что такое издержки производства, но промолчал, поскольку был благоразумен. Он ещё не всё понял из рассказанного матерью, но побелевшие лица обоих родителей поведали ему, что сейчас молчание -- гораздо дороже золота.

Бредовый вопрос-то, милая, бредовый, -- сказал муж назидательно. Что эти таинственные негодяи заразили меня -- мы с Дуней утром проверили превосходно. А вот как вы, мои милые? А я тут же и воскресну, как Дуня. Невзирая на науку, -- сообщил ему отец, ранее не отличавшийся особой набожностью, но тут его словно что-то стукнуло.

Разве я не рассказывала тебе Ты же учёная женщина! Тебе положено докапываться до истины! Мать в растерянности разглядывала сына, не ведая, что творить. Ситуация была столь нештатной, а сын так рвался в науку, что впору самой в петлю. Тут произошло что-то со старшим Ужовым. Наверное, накопившееся напряжение сыграло свою шутку.

Иван Иванович решительно встал, подошёл к окну, распахнул створки, отчего затрещали полоски утеплительной бумаги, и, не оборачиваясь на домочадцев, быстро вскочил на подоконник. Перекрестился и прыгнул во тьму.

Мать услышала, как хлопнула входная дверь: Не соображая, за кем из них бежать, Мария Ионовна осталась сидеть на супружеской кровати, оцепеневшая от невероятных, немыслимых ощущений.

Остатками юмора, коим до сего дня она славилась среди родных и близких, Ужова успела сформулировать: Она открыла глаза и, увидев над собой озабоченные глаза родных, заплакала, всё поняв. Я на той неделе целый грузовичок привёз, все как на подбор, хорошенькие, свеженькие, -- оправдывался завхоз, почёсывая то нос, то ухо. И мне срочно, немедленно нужны все эти мыши! В кабинет с грохотом влетела Дуня: Он такой, знаете, проказник Сам деньгами ворочает, дочке мерина подарил, а за руль Так вот -- за руль Ну в смысле, да Сказал, что машина с персональным водителем.

И даёт ей, понимаете, ключи от машины. Зиночка, вся в платье брачном, фата, цветочки, ну, представляете, открывает дверцу водителя, она перед свадьбой на автокурсы ходила, ну вот, а на сиденье -- Петрович У него -- видите -- на хвостике оригинальные полоски.

Так посмотришь -- крыса да крыса, только белая и пушистая. А хвостик почему-то очень полосатый. Этот жених дочкин ещё пошутить успел, что хвостик философский, вроде как жизнь семейная -- всегда полосатая. Но Зиночка с детства их не любит, ну терпеть ненавидит.

Короче, она запищала -- и бегом оттуда Ведь у нас много всяких, правда ведь? Я взял Петровича сюда, вы уж простите, а он взял да и умер, -- завершил повествование завхоз. Срочно определить, когда умер Петрович и почему, -- распорядилась Ужова. Бесконтрольно жила в нашем институте -- и скончалась, как видите!

Она скорее всего просто спала. Через час учёные вернулись в начальственный кабинет и положили на стол перед Ужовой: Крыска побегала по столу Ужовой, обнюхала канцпринадлежности и села за компьютер, будто собиралась попечатать. Крыска очевидно чувствовала себя свадебным подарком. На фотографиях была изображена чудовищная экзекуция. Кусочечки сползаются, Петрович отряхивается, сверкая глазёнками во все стороны, будто ищет утраченный "мерседес". Ужова подняла глаза на сотрудников.

На их поседевшие шевелюры. Все участники эксперимента положили на её стол бумаги. Порвите ваши заявления на мелкие части, слушайте меня внимательно и не дёргайтесь. Ужов-старший сидел дома и писал очередной научный труд. Языковедение, главная и пожизненная страсть Ивана Ивановича, всегда привлекало его тайнами вечности. Он любил слова более нежно, чем мать -- новорождённое дитя. Слова были его Богом.

Первая глава Святого Благовествования от Иоанна звучала в душе учёного в особой тональности. Само слово -- слово -- неизменно вызывало ликующие гимнические аккорды в душе Ужова, а от таких сочетаний, как языковые семьи, он почти левитировал. И летал высоко за облаками. Смысл собственной жизни давно и окончательно был им выявлен. Однако -- случилось то, что случилось. На днях в университете студент Петров спросил преподавателя: Я не понимаю, как это: Сегодня мы поговорим о праязыке, о теории Августа Шлейхера, а также Даже троек не ставил.

прядко елена познакомлюсь с парнем

Он словно боялся обидеть детей, отпугнуть от света, испускаемого, с его точки зрения, всеми словами. Сияние и красота связей между буквами, звуками, знаками препинания, новыми значениями старых слов, даже мат и самые корявые неологизмы, -- всё было для Ужова свидетельством бессмертия духа и даже человечества.

Упоение, с коим он вещал перед любой аудиторией -- будь то студенты, либо сын Вася, либо дворовая сука Жучка, -- было трудно с чем-либо сравнить. Это было упоение в кубе, нет-нет, скорее, в десятой или даже двадцатой степени, если можно так выразиться; надеюсь, математики меня поймут.

Слова сладостный стон -- одно это вертелось на языке у его жены, когда она случайно попадалась под руку Ужову, желавшему поговорить с кем-нибудь о русском языке. О суахили, японском, венгерском, датском, прочих и многих, -- профессор был, естественно, удивительный полиглот. И вот вдруг Ужов, можно сказать, отшил студента Петрова, не вдаваясь в объяснения. На перемене Петров, не робкого десятка, подошёл к учителю и спросил, в чём. А вы поставили слишком прямой вопрос.

И что там у вас вдруг с Богом? Ужов чувствовал себя скверно. С того вечера, когда Мария рассказала ему о заражении бессмертием, а он для проверки шагнул в окно собственной спальни, шлёпнулся, поднялся, отряхнулся и вернулся на свой десятый этаж без каких-либо повреждений тела, -- с того вечера мир ценностей учёного сдвинулся и поплыл, но куда -- сказать было пока невозможно.

Ужов привык думать, что он любит свою семью. О безумной страсти к работе сказано выше. Однако вот уже несколько попыток сблизиться с женой в спальне оказались безрезультатными. Нет, он не стал бессильным. Он просто вдруг не смог представить себе вечную любовь с одной-единственной женщиной. Ужов три ночи подряд целовал жену в висок и засыпал в глубинном недоумении. До сих пор он был верным мужем и готовился к безусловной старости, с её понятной немощью, он готовился умереть в один день с Марией, на одной подушке.

В делах половой любви он был прост, как правда, ему вполне хватало схем, воспринятых в детстве, отрочестве и так далее.

Он знал раньше, что любая любовь проходит свои стадии. А смерть разрешает все проблемы всех стадий. Ужов был начитан чрезвычайно. Изменившаяся схема -- а раньше он мог допустить такое лишь в истории науки -- сломала и собственную проекцию, и даже экран. Его жена в отличие от сексуально-упрощённого Ужова была человек и чувственный, и педантичный одновременно. Но теперь на её шее тяжело и необычно висел весь её институт -- с загадками века, с Петровичем, с пропавшим грузовиком подопытных мышей, с ожившей Дуней и поседевшими подчинёнными.

прядко елена познакомлюсь с парнем

И -- что совсем никуда -- с пропавшими изобретателями. Посему она не обратила внимания на спальные переживания Ивана Ивановича, отложив нежные разборы на потом, и сосредоточилась на сыне. В неубиваемости мужа она убедилась, а вот с Васькой никаких проверок ещё не было и не предвиделось, поскольку просто очень страшно. Но по инерции Мария Ионовна, честная мать, продолжала бояться, причем обоих вариантов развития: Правда, последнее было маловероятно. Так вот, в любом варианте она не знала, как себя вести.

Воспитывать Ваську, покупать книжки, игрушки, вести учёные беседы, предохранять от случайных связей, прятать от армии? Только с отражением и беседовала она теперь по душам.

Оно же -- безмолвствовало. Иван Иванович, трудясь над очередной научной статьёй, вдруг отчётливо поймал новшество: Прежде он старался делать от пяти до восьми страниц в день.

А сегодня, столь же наполненный мыслями, энергией, рвением, он сделал только две -- и выключил компьютер, уверенный, что выполнил суточную норму. Спохватился, перезагрузился -- увидел, что ошибся, вознадеялся, что ошибся компьютер, но, перечитав текст, убедился, что да, только две, и больше не хочется. Время вдруг размазалось по учёному мозгу, как тёплое масло по свежей рубашке, -- нелепым бесформенным пятном: Рубашка -- просто условность.

Ужов никогда не был тюфяком. Пресловутая рассеянность крупных учёных -- это не про. Умел и собраться, и поспорить, и в зубы нахалу, если. Крепкий мужик -- так редко говорят об учёных мужах, а вот об Ужове говорили.

Инструкция не прилагается, или Вечная история

Даже в квартире был порядок, обеспеченный его хозяйственной сметкой. Мария Ионовна жила как за каменной стеной. Сегодня, поскитавшись по комнатам, Ужов, не выполнивший норму дня, сначала огорчился, потом усмехнулся своему огорчению, после чего позвонил жене в институт и спросил: Положив трубку, Ужов подошёл к тому окну, из которого прыгал известной ночью, распахнул створки.

День выдался вяло-хмурый, с тупорылыми тучками, с нулевой температурой невкусного воздуха, -- ничего живого. Тоска неопределённости сдавила сердце учёного, привыкшего к перманентному блаженству. И успеть посмотреть на внуков, даже, может, понянчить. Теперь картина бытия изменилась. Калейдоскоп вариантов этого неописуемого бытия вертелся перед воспалённым воображением Ивана Ивановича, а тоска всё круче забирала, и вот она уже у самого горла.

Вот бабульки разбредутся, детишки уснут, а я прыгну! И на Солнце, оказывается, бывают светлые пятна!. Появился первый стимул к продолжению новой жизни. И не береги меня, моя милиция! И вообще пошли все!. Молодец, Маня, что заразу в дом притащила! Из школы пришёл Васька. Подошёл к отцу, взял за руку: Мама-то ведь тоже всё такое может И других родить, и меня клонировать. Ты понимаешь, что нельзя Она вообще с приветом. Может кнопки на стул положить кому угодно.

Ты не плакал по ночам, не боялся прививок. Что тебе какой-то циркуль! Она меня выпроводила и обозвала симулянтом. Васька протянул отцу ладонь. Ни малейшего следа прокола на коже не.

Инструкция не прилагается, или Вечная история - Елена Немченко

Английский философ Уильям Оккам Не умножайте сущность, -- отмахнулся Васька. Так что, попрыгаем вместе? А то сейчас так попрыгаешь!. Телепатией никто из Ужовых не страдал, как и прочими паранормальными способностями.

Жили себе и жили, как все люди. Однако в трудную минуту всякое бывает, даже с бессмертными. Но догнать ребёнка не удалось. Васька тихо прошмыгнул в свою комнату, открыл балкон, не заклеиваемый на зиму утеплительными полосками, легко вспрыгнул на перила и Снизу донёсся истошный визг: Милиция желала знать, кто помог ему с организацией прыжка.

Служба спасения исследовала снег и асфальтовое покрытие двора и набиралась уникального опыта. Психологи активно работали со свидетелями. Пару бабушек всё-таки увезли в больницу с критическим артериальным давлением. Мамаши раскидали детей по коляскам и растворились наряду с собаководами. Старший Ужов, кое-как отбоярившись ото всех любопытствующих, в тягостных предчувствиях задумчиво рассматривал младшего, уплетавшего на кухне борщ, и мечтал надрать ему уши.

Или зад -- солдатским ремнём с медной пряжкой. Сын задорно взглянул на фантазирующего отца, встал и даже помыл за собой тарелку. Жизнь -- хорошая штука. Мы узнаем, чем кончится всё это. Ведь тебя волнуют какие-нибудь вопросы, а? Ну, например, как будет проходить Страшный Суд? Брось, пап, выдумывать проблемы на пустом месте. Пивка в доме не найдётся?

В дверь зазвонили, застучали. Телефон затилинькал с оголтелостью. Ну перестань же, гад! Я не знал, что в нашем праведном и некурящем доме есть пепельница. И вообще -- давай потише, а то мне как-то с прессой общаться влом. У порога их квартиры толпились репортёры, подстрекавшие участкового ломать железную дверь. Участковый что-то лепетал про законы, его не слушали, болезненно толкали во все ребра, и бедняга чуть не плакал.

Общая истерика вздымалась, как вихри враждебные. Сведения о прилюдном дневном полёте десятилетнего мальчика с десятого этажа -- при ином исходе -- проникли бы только в уголовную хронику, но ввиду нетривиального результата дело приняло суровый оборот.

Массовый психоз всех журналистов города был лишь началом гонки за правдой. Некоторые писаки, особо пронырливые, ринулись к ясновидцам, магам и всем другим запредельщикам, кого знали сами или кого посоветовали друзья. За полчаса все колдовские приемные Москвы оказались переполненными под завязку, а прибыль даже самых неизвестных и начинающих взлетела на рокфеллеровский уровень. Почему он упал, но встал, и убежал, и нос показал? Все маги единодушно подтвердили, что ребёнок -- не терминатор, не пришелец, не обман зрения и не следствие массового гипноза.

Он -- москвич, Вася, десяти лет от роду. Часть представителей прессы, которая поначалу надеялась получить дополнительную информацию с помощью участкового и не получила, эта часть окружила дом, заняла все лестницы, крышу, заблокировала лифт и пригрозила голодовкой. Особо резкие хотели перекусить телефонный провод Ужовых, но спохватились.

Направили парламентёров на телефонный узел, намереваясь любой ценой организовать подслушивание, но вовремя вспомнили о существовании мобильной связи. Один шустрый вспомнил о нелегальном сканировании сложных аппаратов и понёсся искать лучших тайных специалистов. Словом, пока отец и сын Ужовы бранились на кухне, дом попал в такое плотное кольцо, что не выйти. Мария Ионовна, прервав совещание с перепуганными сотрудниками, разрешила всем уйти в бессрочный отпуск до особого распоряжения, затем велела Дуне бежать домой, хватать мужа за шкирку и ехать куда подальше.

прядко елена познакомлюсь с парнем

В самый медвежий угол. И всем денег дала. Подробности, пообещала она, позже. И тоже денег дала. Аристарх Удодович вывел её из института через подвал и подземный проход на соседнюю улицу, и Ужова очутилась в дамском салоне, переоделась, сменила прическу, обрела тёмные очки, небольшую дорожную сумку-раскладушку с десятком отделений, второй мобильный телефон -- с номером на имя Аристарха Удодовича, а также три парика. Как воспитанный ребёнок, которому подарили дорогую плюшевую игрушку и попросили беречь её от пыли.

Вы не совались в ненужные разговоры, в личную жизнь сотрудников, аккуратно всё постигали. Всегда в хорошем настроении, ну просто золото, а не управляющий! У вас тогда сразу изменится походка. Но ещё больше он радовался предвкушению: Он был немолод, вдов, обладал превосходной интуицией, обожал организационную работу. Последнее качество сохранилось ещё со времён строительства коммунизма, когда он много лет был и рядовым политруком, и секретарём комитета партии, словом, спецом по точечной работе с людьми и документами.

И разумеется, с массами. Он очень хорошо знал внутреннюю жизнь института. Ему вообще нравилась любая причастность к любой таинственности. Будь он спартанец в душе, он никогда не пошёл бы заведовать, условно говоря, вениками -- в научный институт.

Но он был склонен к сибаритству, причём очень своеобразному. Рождённый при Советской власти, воспитанный в её глубиннейших традициях, он так привык носить в кармане фигу, лелея оную всеми силами души и возможностями тела, что уж в пенсионном возрасте он желал работать только на своё счастье. Он не собирался осчастливливать человечество. А главное и, можно считать, единственное его счастье было -- знать тайны!

И чем более страстные тайны, закрытые, тем. А он -- поставщик запчастей к этим тайнам, не меньше! А лучше -- больше: Вынюхав ещё в молодости, в двадцатом веке, что генная инженерия в двадцать первом веке обязательно поставит всех на уши, он терпеливо ждал своего счастья, искал, попутно отрываясь от прошлых знакомств и занятий, -- и наконец попал в генетический институт.

Ну кто лучше главного завхоза может знать, что творится в помещениях и в умах! И вот наконец он получил желаемое в полном объёме. Он владеет такой тайной! Ни с чем не сравнить.

Ужова знала завхоза поверхностно. Вдвое моложе, дитя другой эпохи, она любила жизнь как данность, безо всяких фиг в кармане. В первую очередь она была хороший менеджер, очаровательная жизнерадостная женщина, а уж во-вторых или, скорее, в-пятидесятых -- доктор от генетики. Даже диссертации свои она писала весело, с кучей помощников-соавторов, посмеиваясь и не вникая, будто играла в приключение, не ведущее к риску, року, моральным вопросам.

На прежнем месте работы её опекали, снабжали материалами, помогали с карьерой -- и всё это благодаря её характеру, а не учёности. Ужова была из тех счастливых детей человеческих, у которых перестройка сознания -- ввиду вновь открывшихся данных -- происходит без трагедий. Ну была когда-то Земля плоская, а потом выяснилось, что круглая.

Попав на пост директора генетического института, она для начала обрадовалась. Ни чему-то там конкретному, а .